• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тир (список заголовков)
00:25 

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
- Что, нет никого? - В голосе Тир чувствовалось злорадство. Совсем немного злорадства, которое прикрывало печаль и сочувствие.
- Почему же. Есть портвейн.
- Врешь нет портвейна. - Холодно парировала Тир.
Менестрель угрюмо отставил пустую бутылку:
- Вечно ты так... недобро. - Он пнул ногой какую-то книгу, та проскользила по полу несколько метров, и вышел на балкон.
- Настроение плохое и ты один. Сам не справишься. Никто не спросит. Так почему не попросишь помощи? - Она бесшумно выскользнула за ним. Босые ступни мягко ступали по холодной плитке балкона.
- Ты пришла меня уверить в том, что весь мир сволочи и все обо мне забыли? - Он улыбнулся, подставив лицо звездному свету, пытавшемуся переспорить свет фонарей. Хотя они со своего неба, наверное, их вовсе не видят.
- Я пришла. Потому что с печальным поэтом должен кто-то побыть.
- А с радостным что ж? Никто не должен? - Он усмехнулся. Не зло, не печально, а просто по привычке.
- А с радостным в наше время обычно всегда кто-нибудь да есть. Любовь, пассия, друг... Да ты сам вспомни как было пару дней назад.
- А ты вспомни как было пару лет назад. - Менестрель ответил жестко, с нажимом. - Тогда со мной много кто был и в разных состояниях. И не надо мне говорить, что тогда были "гарольды" в моде. Сейчас я в любом случае другой.
- Что-то, мой друг, у тебя хромает логика. - Она скрестила руки на груди и улыбнулась загадочно-задорно. От этой улыбки на душе у Менестреля сразу потеплело. - Что ж, я пойду, но одного тебя не оставлю.
- А с кем? - Он повернулся и посмотрел на нее иронично-укоризненно.
- С портвейном.
- Так его же нет.
- Теперь есть. - Снова мягкая улыбка.
- К черту его. Останься сама. - Он подошел к ней, пытаясь найти в ее темных глазах намек, предложение или хотя бы вопрос.
- Нет.. - Она ответила одними губами и безо всякой улыбки. - Сегодня не могу, Менестрель. Не сегодня. Прости.
- Что ж. Удачи.
Она кивнула, получилось это как-то нервно, и ушла.

@темы: Тир, Функция

23:59 

Вечер.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
*****
Отчего-то было не совсем приятно лежать на диване и рассматривать потолок. Какая-то взвесь или грязь мутила сознание. А потом появилось ощущение, что будто лежишь, а потолок над тобой потолок зала. А под тобой ринг. Ты лежишь в нокдауне, отдыхаешь.... И ничего не хочется. Тело еще совсем не болит, только голова немного звенит. А потом и это ощущение пропало, потому что повеяло прохладой и запахло чаем.
- Лежим, бездельничаем? - Пожалуй, только Тир могла принести такой набор ощущений. - А от тебя человек рассказ ждет.
- Ничего человек, не ждет. - Менестрель повернул голову в ее сторону. - Помучить этому человеку меня в радость. Вот и весь рассказ. А если бы....
- Хватит рассуждений. - Она стояла в дверях, прислонившись плечом к косяку. В одной руке держала чашку с чаем. В конце-концов это тебе нужно. Это нужно мне.
- Да. Да, Тир, я понимаю. Но отчего-то не могу. - Он сел, подобрав под себя ноги. - Я словно в ауте. В полном. Стоить взять ручку, дотронуться до клавиш... И стройный сюжет разваливается и исчезает превращается в какую-то бессмыслицу. А то и просто не держится в голове.
- Еще скажи, что исписался. Я стою перед тобой живая, здоровая. И даже выспавшаяся. А ты?
- А я? От этого, наверное помогает амфетамин. Или "напиток вдохновения". Или любовь.
- Про первое забудь. - Она мягко подошла, шелестя какой-то частью своей одежды, непонятной Менестрелю. Села на табуретку и наклонилась к нему. - Второе не советую. А с третьим лучше не связываться. Ты спросишь что тогда? Выпей чаю.
Он послушно принял кружку и, прикрыв глаза, сделал длинный глоток.
- Ты можешь, друг мой, ты можешь. Может, конечно, дело в том, что не все ты можешь сам. Но для этого есть я, угу?
Он кивнул.
- Поэтому зови. Я приду. Только запомни. Я люблю чай. - Она отобрала у него чашку, давая насладится замерзшим ладоням приятным теплом.
- Тир. - Она внимательно посмотрела на него. - А я когда я начну писать музыку. И все вместе. Ведь без этого...
Она усмехнулась, но молчала. И было видно, что ей очень хочется что-то сказать.

@темы: Функция, Тир

23:05 

Еще один пейзаж из моей жизни.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert

@темы: Тир, Эпизоды

04:07 

То самое....

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
- Тир, выключи паяльник...
Муза ничуть не смутилась от того, что менестрель почувствовал спиной ее и паяльник. Лишь немного расстроенно дернула шнур, а тот вытянул вилку из розетки и вместе с вилкой шлепнулся на пол. Паяльник перестал дымится и начал медленно остывать. Тир аккуратно положила его на удачно подвернувшийся стол.
- Между прочим, уже рассвет.
- Да, я вижу.
- Ты не планируешь пойти отдохнуть? - Она встала у него за спиной темно-синей тенью, отражаясь в стекле той половины окна, которая была закрыта.
- Планирую.
- Лучше бы не планировал, а шел.
- Тир, мне лучше знать, все же...
- Я так и знала, что без паяльника ты меня слушать не станешь.
- Да ладно тебе, хочешь чаю? - Менестрель обернулся к ней, чуть привстав со стула, на котором сидел, глядя в окно. Честно говоря, он чувствовал себя слегка неудобно в присутствии стоящей дамы.
- Чаю.... - Сколь коротко это слово было, столь задумчиво Тир его произнесла. - Хочу.
Разговор о более серьезных вещах явно переносился на кухню.

***
- Ты давно не приходила...
Глоток чая словно ответ. Или просто возможность подумать.
- Но я была рядом. Мы гуляли вместе.
- Да. - Слово, звучащее, как печать под приговором.
- Но тем не менее мало. И знаешь, в первую очередь мне мало. Я ведь знаю о тебя все. Но какой это ты был. Сколько веков назад это было? Пара дней. Пара вечностей. Во что ты веришь, Менестрель?
- В тебя. - Это было первое, что он сказал сразу и не задумываясь. Но не рублено и коротко. Довольно мягко и слегка растягивая. Как будто получая удовольствие от произнесения всего двух слов. - В себя. В нее.
- В нее? - Тир была удивлена. Чуть-чуть. Совсем чуть-чуть.
- Да. Есть первое лицо, второе, должно же быть и третье.
- А почему она?
- Можно и он. Но она-то лучше.
- А она это кто?
- Она... Она это, наверное, Она.
- То есть все-таки она...
- Тир, у тебя язык не заплелся?
- Нет, но тафтология напрягает. Так с ней что?
- С ней? Ничего. Даже не мечта и даже и не прошлое. Так... Факт. Хотя, мне, конечно этот факт любопытно интересен.
- Все ясно.
- Тебе вообще все всегда ясно.
- А что с ними? - А чай уже подходил к концу. Как и кипяток в чайнике.
- С ними?
- С людьми.
- Живут, сволочи, что им сделается. Только квартирный вопрос их все больше портит.
- А что со мной? - Последний глоток чая и отчего-то очень горький.
- С тобой лучше. Но ты все реже приходишь.
- Знаю. Просто холодно. Просто весна. И просто Она.
- Лето, Тир. Уже лето. - Он поставил чашку на белый стол.
- А мне все так же холодно.
- Принести плед?
- Лучше напиши мне что-нибудь теплое.
- Хорошо, а ты приходи чаще.
- Да. А теперь прощай до времени.
- Прощай.

@темы: Тир, Функция

23:29 

То, что уже никому не интересно.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
От закипающего чайника в комнате становилось ощутимо теплее. Но скорее от звука, чем от энергии, которая вместо воды нагревала окружающую среду. Струны гитары дергались в каком-то, казалось, хаотичном порядке (а дергались они, надо сказать, пальцами Менестреля), и их затухающие колебания создавали волны, которые, резонируя в деревянном корпусе гитары, выдавали совершенно чудесный звук, формирующий надрывную мелодию, похожую чем-то на основную тему из фильма «Леон».
- Привет, Тир. – Девушка, конечно же, появилась абсолютно неожиданно, как обычно. И, конечно же, Менестрель сразу же ее почувствовал.
- Привет-привет. – У музы было отличное настроение сегодня. Это было заметно по тому, как грациозно она упала в кресло и по тому, как весело и любопытно она смотрела на Менестреля.
- Я? – Всего лишь легкое удивление. – Я прекрасно поживаю. Впрочем, почти всегда так. И?..

В этом протяжном вопросительном «и» было немало смысла, понятного, впрочем, только Менестрелю. Оно говорило: «Я могу спросить, как ты поживаешь, и могу даже выслушать ответ. Но я все равно все о тебе знаю (не совсем все, правда), так что давай уж рассказывай, почему ты такой грустный».
- Да в порядке все. Тупо немножко зацепило, что у нее все просто великолепно без меня. Конечно, я не прав – она ни о чем не задумается. («Возможно» - хотелось добавить, но Тир и без лишнего слова уловила условность фразы.) Но побочный эффект тут для меня вполне удачный. А вот что-то сжало внутри все равно…
- Это скоро пройдет… - Почти прошипела Тир, глаза ее нехорошо блеснули.
- Тир, ты знаешь на кого сейчас была похожа?
- Подумаешь, образ демона-искусителя, которому ты только что продал душу. В конце-концов такой меня делаешь ты.
- Забавно… - Молчание и улыбка. – Ты меняешься. Так интересно за этим наблюдать.
- Фр… - Неопределенный звук, обозначивший, что Тир не очень-то любит быть объектом наблюдения. Она как-то зябко поежилась и полностью забралась в кресло, подобрав ноги. – У тебя чайник сейчас выкипит.
- А ну и к черту его…
- Фр…

@темы: Тир, Функция

18:51 

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
- Здравствуй, Тир... - Так начинался разговор.
- Ну здравствуй.
- Как, не устала жить-то таким образом?
- Издеваешься?
- Да нет, серьезно.
- Нет, не устала. Мне даже нравится, совсем же недавно пари заключили...
- В общем-то это было глупо с моей стороны заключать такое пари. Оно было заранее проиграно.
- Неужели?
- Да. Я просто не учел, что ты не человек, все же.
- Правильно, не учел. - Легка улыбка с привкусом триумфа.
- А еще я соскучился по своему дневнику и аське. А также тебя стал слишком редко видеть. Так что готов признать что проиграл. Так кому я должен признаваться?
- Никому.
- То есть?
- Ну смотри. Кандидатур несколько, но большинство из них уже читало ту запись и потому тебе не поверят. А кто остается? Они все неинтересны их реакцию я могу предугадать не хуже тебя. - Тут в словах просочилось разочарование.
- Давай тогда в первую же подходящюю....
- Нет, это уже будет не по правилам. Отдыхай.

@темы: Тир, Функция

19:49 

***

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Две подставы - два вскрывшихся факта.
Первая - одиночество. Никого не зная в этом мире, все-таки довольно трудно.
Вторая - мои эмоции. Здесь они немного иные. И действуют почему-то материально. Например, выводят из строя технику. Надо учиться самоконтролю.

А еще менестрель...
Пришел домой и, если б меня не было, наверняка свалился бы в коридоре..
Но нет. Дошел до дивана (от него жутко несло резиной и тальком" сказал, что просто устал и завалился спать. Не нужно никакой связи, чтобы понять, что это точно не усталость.
Потом умчался куда-то....
- Где опять бродил?
- У канала....- Книжку читал?
- В общем-то да....
- Опять сидя на голом холодном камне?
- ... а еще с девушкой одной мило побеседовал...
- Телефончик хоть взял?
- Нет...
- а имя?
- Я не спрашивал...мы говорили о погоде, о поэзии, о жизни, об искусстве, о болезнях....
- Ты дурак....
- Да разве? Зачем мне ее имя и телефон?- Тебе как, пантомиму показать?
- Тир... забей.... мне все это ненужно. Ни секс, ни отношения... зачем стараться в кого-то влюбиться или кого в себя влюблять? Для эмоций у меня есть гитара и перо. А если кто-то чем-то за сердце все-таки зацепит все это выливается на бумагу.... Поэтому я одиночка, а пишу о любви. А когда все достает, когда чужая любовь становится болью - я пишу о смерти, об убийствах, о войне.
- А в остальном? Что ты делаешь? Носишься куда-то постоянно...
- Да я сам не знаю... - он виновато улыбнулся. - Свои таинственные действия и их порядок даже я сам разгадать не в силах...
- Ну и дурак... - А мне почему-то хотелось плакать. Так странно. Раньше никогда.


Ну и написанное вчера.
стих

@темы: Тир

01:28 

Разговор.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Мы спорили с тобой до хрипоты...
Алькор


- Тир, хватит смеяться....
- Ну и дурак же ты...
- Я это понял еще, когда был с...
- О, а, кстати... не хочешь ты с ней снова закрутить?
- Ты издеваешься? - Казалось, что Тир выводит Менестреля из себя.
- Да.
- Ну и зараза же ты.... - то ли ненависть, то ли восхищение скользило в голосе.
- А ты дурак...
- Тир. - Менестрель задумчиво водил рукой по обоям, пытаясь нащупать какую-то важную мысль, видимо. - Ты сидишь тут такое умное, вековечное существо. Молодое и талантливое. А я живу там.
Он кивнул в сторону окна и продолжил:
- А там немного другая жизнь. А для тебя она состоит из отрывков, ухваченных тобою и из моих анекдотов и историй. И ты делаешь вид, что во всем этом отлично разбираешься. Ты смеешься, критикуешь, советуешь... Иногда. правда, все-таки делаешь что-нибудь полезное. А может хочешь сама пожить, а? Полюбить кого-нибудь, причем обыкновенной любовью, а не той, которой ты привязана ко мне. Устроить отношения, устроить жизнь... Слабо?
Последнее "слабо" портило все впечатление. Без него, все озвученное Менестрелем звучало бы жестко и грубо. Предложить такое ей... Жутко хотелось задать вопрос наподобие того, что Менестрель задал чуть раньше.
Но ничего. Собраться и ответить.
- Не слабо. Только так неинтересно. Давай заключим пари.
- То есть спор... отлично...
- Если я смогу разобраться в вашей жизни - ты идешь и признаешь в любви... кому скажу. А потом дальше отыгрываешь полную влюбленность...
- Ты жестокая извращенка, Тир... Поэтому ты точно не выживешь. Но если... все-таки...
- То? - Тир задала вопрос, чтобы как-то поторопить Менестреля.
- С тебя долгий и подробный рассказ о твоей биографии. Настоящей биографии.
- Хм... - такое условие все-таки заставило задуматься музу. - Согласна.
- По рукам?
- По рукам.

@темы: Тир, Функция

22:02 

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Тир фыркнула и села на диван, подобрав ноги:
- Так о чем ты там собираешься писать....
- О любви....
- О любви, значит.
- Да.
- Ты и о любви. Ничто не настораживает?
- Я знаю, что и в любовь-то почти не верю, но не виноват... сюжеты, идеи... Почему-то с любовью связано все.
- Знаешь, что на это сказал бы старичок Фрейд?
- Покойники не разговаривают.
- И это ты мне говоришь? - Тир нисколько не настораживало, что она все больше начинала разговаривать риторическими вопросами. Она, в конце концов, персонаж лирический.
Менестрель замялся.
- Ну допустим.
- Вот. - Тир подвела черту одному аргументу и продолжила выкладывать новые, - значит что надо делать?
- Нет, Тир. Искать специально я не буду. - Тир уже хотела его перебить в своей привычной манере, но тот ее осадил. - И нечего возражать. Я знаю, что ты считаешь меня неправым, но мне и так хорошо.
Тир скрестила руки на груди, мрачновато глядя на Менестреля. В этом взгляде было и "Вижу я как тебе хорошо..." и "нарвешься же ведь...".
- Жизнь такая упрямая.... все решает за нее и за них. Дай мне руку, душа моя...у меня хватит сил на двоих. - Напел менестрель.
- Ей петь будешь.
- Кому? - Совершенно удивленно спросил Менестрель.
- А вот это ты как раз и должен решить.... - Она слегка наклонилась в его сторону, чтобы лучше видеть его глаза. - Менестрель... ну хватит уже дурака валять.
- Так получается. И вообще. Хватит уже уговаривать да заботиться.
- Я.... - И вот уже готова была гневная тирада насчет того, что пусть он живет как хочет, ей плевать в таком случае; однако прозвучало нечто иное. - Да, пожалуй, ты прав. Я все-таки муза, а не ментор...
- Тут тоже не загоняйся. Все-таки без твоих советов скучно, а без твоих наставлений и жизнь не жизнь.
Тир слабо улыбнулась. Менестрель, чтоб поговорить о чем-нибудь, перевел тему на погоду:
- Сейчас погода такая... Не угадаешь что завтра будешь.
Его собеседница покачала головой.
- Все логично, друг мой.
- Может еще свой прогноз выдашь?
- Легко. Сегодня переход через ноль, потом два дня легкий морозец, потом еще где-то неделю или меньше довольно суровый холод.
- Хех. Доживем - увидим.
- И доживем, и увидим.

@темы: Тир, Функция

03:32 

Из Другого дневника.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Телевизор щелкнул и погас. Тир, выводя причудливые силуэты концом пульта, подошла к подоконнику.
- Ты же знаешь, я не люблю...
- ...эту гадость - продолжил за нее Менестрель.
- Да. - подтвердила Тир чем-то слегка смущенная.
- Почему ты так не любишь телевизор?
- А зачем он тебе сейчас?
- Это не ответ... С ним как-то привычнее.. Знаешь... Приятно, когда сидишь вот так, а рядом кто-то что-то бормочет.
- "Вот так"? На подоконнике и с открытым окном? Рискуя получить простуду, ангину, пневмонию? - В этот момент нельзя было не заметить, что Тир улыбнулась.
- Эх Тир-Тир... - Менестрель соскочил с подоконника. - Я ведь ловлю сны.
- Людские?
- О, нет... - Он посмотрел на потолок, прикрыл глаза, с мечтательностью протянув эту фразу. Тир тем временем заняла его место на подоконнике. - Людские сны... это слишком, просто. Слишком банально. Сейчас любой их ловит. Я ловлю сны Города.
- Забавно... - Тир будто и не слышала его объяснений. Она сидела прислонившись к одной из стенок оконного проема, протянув ноги к противоположной и одну из них согнув в колене. - А это кто?
Черная кошка неслышно, как все кошки, подошла к окну, и запрыгнула на подоконник, устроившись у Тир на ногах. Кошка была очень черного цвета с желто-зелеными глазами.
- Это Кошка...
- А как ее зовут? - Тир заинтересованно посмотрела на создание, - и откуда она у тебя?
- Поживет пока у меня. С улицы взял. Зову я ее Кошка... Создание... Существо... Сволочь Пушистая.... Как бы я ее не назвал, я уверен, что у нее все равно есть собственное имя.
- Хм... - Тир лишь покачала головой, проведя тонкими пальцами по шерсти, гораздо чернее, чем ночь за окном. В Городе вообще не бывает темных ночей.
Повисло молчание. Только тишина за окном. Тишина за окном, состоящая из отдаленного шума машин, шелеста деревьев, шепотков ночи, снов...
- Скажи, Тир...
- М? - Она подняла на Менестреля взгляд, в любопытном ожидании.
- Ты ведь моя муза... А какие музы у других? Какие бывают? И откуда ты сама? Ты ведь помнишь... когда мы встретились...
- Я помню, как мы встретились. - Голос ее стал словно печальнее и отчего-то слегка осипшим. Она замолчала. Замолчал и Менестрель.
- Конечно есть другие... самые разные...
- А ты моя...
- ...личная шизофрения.
- ...
- Да, ты, в общем-то прав. Я не знаю. Откуда я? Сейчас я пытаюсь понять. И не получается. Значит и правда... я лишь твоя фантазия?
- Тир. Было разное. Были сомнения. Но ты всегда была со мной. И будешь. И дело уже не в том откуда ты и кто. Дело в том, что ты есть.
- Да...
Он подошел к подоконнику.
- А теперь давай ловить сны. Вместе это у нас гораздо лучше получается.
Она улыбнулась в ответ:
- Давай.

@темы: Тир, Функция

12:12 

Художественно-дневниковое

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Тир стояла, скрестив руки, оперевшись, а на само деле едва касаясь, о фоно. Менестрель присел на край стола:
- Что это было, Тир?
- Ты знаешь что это было...
- Знаю, но давай поговорим словам...
Она усмехнулась. Правой рукой открыла крышку фоно. Аккуратные касания клавиш - нечто похожее на "Мы разбиваемся" Земфиры. Она могла бы сказать: "Итак, я жду", но это было ясно и так.
- Почему, Тир? - Голос менестреля звучал сейчас не так, как обычно. Было меньше наглости, уверенности, цинизма....
- Потому что, друг мой... - она грустно улыбнулась, - потому что нельзя раздавать искусство, талант, каждому встречному. Нельзя раздавать меня всем...
Последняя фраза прозвучала менее логично, но более эмоционально, чувствовался некий надрыв, пока что тщательно скрываемый.
Менестрель молчал.
- Понимаешь... - Тир перестала извлекать звуки из фоно и ее вздох в тишине прозвучал особенно отчетливо, - лучше не играть вообще, чем играть всем. Я же была рядом, когда ты не играл никому. Да, было обидно, иногда больно.... Но я была рядом.
Она развернулась лицом к фортепиано. Руки снова легли на клавиши.
- Я не против, я горячо за то, чтобы ты играл не только самому себе. И я буду рядом. Я буду рядом, когда ты будешь играть, чтобы заработать немного денег. Буду с тобой. Но... есть люди, как эти. Они не оценят тебя, не оценят меня, не оценят творчества. Одни посмеются, другим будет все равно... Эти сделают вид, что заинтересовались, но ты ведь поэт... ты ведь наделен способностью видеть людские души, и видишь же, что их реакция ничуть не лучше....
Она вздрогнула и замолчала, когда его руки коснулись ее талии. Холодные пальцы очень хорошо чувствовались через тонкую футболку.
- Тир... я идиот... и об одном прошу... Только не уходи.
- Да куда я от тебя денусь.... только больше... не надо так. Хорошо?
- Я обещаю.

@темы: Тир, Функция

01:39 

НГ или немного жизни.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
- Привет, Тир...
- Прохладно тут у тебя....
Муза прикрыла за собой дверь и кинула темно-синий плащ на вешалку. Тот все-таки зацепился и, повинуясь неизвестным законам физики, не сполз на пол.
- В принципе, сейчас не май....
- Знаю я, что сегодня тридцать первое, но окна незачем настежь открывать...
- Но это ж я...
- Это ты....
Муза и менестрель плавно переместились на кухню. Менестрель аккуратно налил в два фужера шампанского из уже открытой бутылки. Одна стояла закрытая, дожидаясь своего часа. На тумбочке что-то тихо шипел телевизор.
- Налей еще шампанского....и выруби эту дрянь... - Тир поморщилась. Первый бокал они выпили в тишине, не чокаясь, до дна. Так хотелось. Второй бокал пили за Старый тоже не чокаясь. Менестрель в третий раз стал наполнять бокалы. Жидкость весело шипя скользила по стенкам бокала. Пены почти не было. Наливать менестрель умел.
- Хорошее шампанское... - Тир вздохнула. Несмотря на этот вздох, было ясно, что настроение у нее сильно улучшилось
- Так... советское...
- Но это же одно только название...
- Если бы - менестрель умехнулся. Тир промолчала, но лукавая улыбка скользнула и по ее губам. Темно-синие глаза блестели в свете люстры с палевым тканевым абажуром.
- А теперь ты сделай мне услугу....
Тир внимательно посмотрела на Менестреля.
- Найди там президента, коль уж пульт у тебя...
В ответ вздох и покачивание головой.
- ...счастье и разочарование. Радость и потери... - говорил президент.
Менестрель тихо отворачивал проволоку у бутылки.
- Дин.... только аккуратнее... - Менестрель вздрогнул. Скорее от упоминании имени, чем от воспоминании о разбитой люстре.
Когда речь пошла о Родине и испытаниях Менестрель и муза переглянулись. Оба сдержали эмоции лишь усмехнувшись.
Оба тихо посмеивались, когда пошло про ценности, которые останутся - любовь к близким, дружба и верность, участие и милосердие.
Первый удар курантов - выстрел шампанского. Пробка сбила побелку с потолка и отрекашетила в кактус.
- Снайпер - усмехнулась Тир.
- Тсс...

***
- Налей еще....
- Кончилось...
- Что ж ты так мало взял....
- Есть водка....
- Ставь чайник....

***
На улице было темно и тихо. Две фигуры обе, что характерно в плащах, стояли у подъезда. Одна из фигур курила. Солнце совсем не торопилось.
- Может, останешься.... до утра?
Тир неожиданно мягко улыбнулась и ответила.
- Ладно уж.... сегодня ведь Новый год.

@темы: Тир, Функция

16:06 

******

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Менестрель допивал вторую чашку чая. А в голове отчего звучало ДДТ что-то из "Я получил эту роль". И жестяная поверхность души почему-то звучала, как их же "Террорист". А чай.... Чай напоминал лишь одну песню. Знаменитую "Это все". Солнце уже сползло с уставшего неба и давно скрылось за домами. Тир появилась как всегда без откуда и без всяких спец эффекта. Просто села на стул напротив. Менестрель молча налил ей кипятку, а потом заварки.
- Чайник уже почти остыл... - Почти обиженно, но на самом деле абсолютно безразлично сообщил менестрель.
- Я не могла прийти, ты знаешь.
- Все вы так.... - Он спокойно пил чай, лишь иногда вздрагивая от холода. Несмотря на это он даже не пытался встать и закрыть окно.
- Пора бы привыкнуть, менестрель. - Тир была меланхолична и абсолютно неагрессивна. Сидела и всего лишь пила чай. Как обычно, она даже не сняла плащ.
- Я уже привык. Это все одиночество просто...
- Тебе надо девушку найти, Дин.
- Не называй, меня пожалуйста так.
- Но ты ведь уже привык....
- Придется отвыкать. - Менестрель резко встал из-за стола и отошел к раковине - сполоснуть чашку.
- Главное не на что и не рассчитывай и не надейся.
- Я знаю, - резко ответил он и со стуком поставил чашку на стол рядом с раковиной, - но мне надо планировать.
- Обойдешься и без этого. Зато не будет просчетов... - Тир тоже отставила чашку, уделив все внимание спору.
- Ага, идеальный план - отсутствие плана? - Менестрель практически перебил девушку на полуслове, но затем внезапно сменил тон, - но ты как обычно права, Тир. Так лучше будет. Она ничего не ответила, лишь допила уже совсем остывший чай.
- Просвистела, менестрель.... просвистела твоя жизнь. Данный ее эпизод. - Продолжило эфемерное существо спустя каких-то полминуты.
- Ты опять читаешь мои мысли....
- Прости, я не могу иначе... - Странно, но по голосу чувствовалось, что Тир чувствует себя виноватой.
- Так даже лучше. - Он ответил. Ему надо было еще многое сделать и переменить. Сейчас он был очень благодарен своему старому другу, за винтовку что стояла сейчас в углу кухни. Там имелось даже крепление к оптическому прицелу. Ведь это благословенное чувство. Вновь ощутить цель. Задержать дыхание, уловить биение сердца и плавно. Очень плавно нажать на спусковой крючок.

@музыка: ДДТ

@настроение: В порядке

@темы: Тир, Функция

22:14 

Менестрель и Тир. Этюд.

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Менестрель как-то остервенело хлопнул дверью холодильника. На самом деле ему было абсолютно все равно, просто резина на двери холодильника была старая, да и петли тоже. Держа в руке пакет пельменей, он слегка вздрогнул, почувствовав поток холодного воздуха. Он помедлил и не стал оборачиваться сразу. Он знал, что это вовсе не открытое окно виновато. Это пришла она.
- Привет, Тир. Пельмени будешь?
- Да уж, Тир…. Чай, не девочка в красном. – Она и впрямь была не в красном. В черном. Девушка ответила ему жестко и холодно, что вполне соответствовало образу из безупречной черноты, контрастом которой была бледная кожа, из которой выбивались только волосы. Сейчас распущенные и с отливом в синеву
- И не напоминай…. Не дай Эру там еще раз оказаться…. – Менестрель слегка поежился, миновав девушку подошел к плите, - точно пельмени не будешь?
- Точно. Я же существо эфемерное мистическое. А вот от чая не откажусь. – Тир подошла к плите, став слева от менестреля. Тот молча протянул ей коробок спичек. Она открыла его, не забирая у менестреля и вынула одну спичку, тот тоже вынул одну. Затем они почти синхронно чиркнули спичками об коробок, который затем полетел на подоконник и уж точно синхронно взялись за ручку управления подачи газа. Только вот пламя зажглось у менестреля быстрее. Потому он быстрее схватил кастрюлю и подошел к раковине, но как истинный джентльмен (глубоко в душе, конечно) пропустил даму с чайником вперед. Девушка, прошла мимо менестреля, фыркнув недовольная тем, что сегодня эту гонку выиграл он.
Пока муза наполняла чайник, менестрель рассматривал едва видимый рисунок, выдавленный на кожаном плаще девушки. Однако, странная вещь – рисунок он видел, а что изображено понять не мог. Закончив любоваться, он быстро наполнил кастрюлю, разорвал пакет с пельменям, предварительно рванув зубами (а как же иначе). И поставил кастрюлю на огонь, рядом с уныло шипящим чайником.
- Как сам? – Короткая фраза, даже слегка грубоватая для такого существа. Тир стояла у окна и любовалась рыжими красками раннего заката.
- Паршиво, - был стандартен ответ менестреля, - вот, проблемы всякие. Все запутано – и это самое паршивое. – Он стоял, оперевшись о стол и любовался ей. Было в ней что-то невозможно притягательное. Мистическое и в то же время совершенно родное.
- То есть все страдаешь? – Вопрос был задан искренне, но с каким-то нажимом. Она развернулась и подошла к менестрелю, как-то угрожающе простучав сапогами по полу кухни.
- Да нет... Ты же видишь. Все в порядке. – Он развел руками, слегка повернув голову вправо. Какая-то печальная улыбка играла на его губах.
Тир не преминула воспользоваться такой удобной позицией. Четкий удар прямо в челюсть. Голова менестреля дернулась, но не сильнее чем от пощечины, он пошатнулся и оперся одной рукой о стол.
- Твою мать…. Тир…. – Прошипел он.
- Чтоб не ныл. – Отряхнув руки, ответила она.
- Я себе уже сколько дней такого не позволяю… - ответил менестрель, приходя в себя, скорее от удивления, - эфемерно существо, блин… Ты же знаешь, я вообще завязал.
- Ничего, тебе полезно.
- Давно же я от противоположного пола по морде не получал…
- Ничего, ты рискуешь вскорости еще раз ощутить это сладостную боль. – Менестрель было приготовился увернуться от второго удара, но девушка имело ввиду другое, - ты же у нас к ней собираешься...
Тир не стала переспрашивать, понял ли он, а просто врезала еще раз. А вернее попыталась. На этот раз менестрель просто ушел от удара влево, слегка присев.
- Слышь ты, Рембо в юбке… Размахалась. – Он на всякий случай сделал шаг в сторону, но Тир больше им не интересовалась. Она развернулась к нему спиной и перед тем, как растаять бросила:
- Чайник закипит – позвони.

@темы: Тир, Функция

17:24 

К одинокому

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
По твоему рассеянному взгляду,
Теряя ложь в остатках миражей,
На стул соседний я к тебе присяду.
Невидимая ни для чьих очей.

Потянет холодом – мое вниманье.
Ты обернешься, но меня там нет.
Ты одинок, как ночь в солнцестоянье.
Но помни ненарушенный пока обет.

Ты будешь обвинять весь мир в бессильи.
Себя и Бога в одиночестве своем.
Я рвусь к тебе, но ТЫ имеешь крылья.
Не знаешь, жаль, мы тут с тобой вдвоем.
Tir

@музыка: Башня Rowan - Сиреневое пламя

@настроение: Рабочее

@темы: стихи, Тир

22:46 

Как-то ночью...

Свобода - единственный миф, за который стоит бороться. © Will Mert
Тир натянула одеяло почти до подбородка и вздохнула. Из окна в комнату врывался холодный ветер, но от него она защищалась лишь машинально. Девушка-муза, смотрела на своего поэта, на менестреля. Его обнаженное тело освещала луна, что внимательно глядела в окно комнаты. Он тоже не обращал внимания на холод. Он сидел на краю кровати, глядя в потолок. Словно собирался вставать идти куда-то, но вдруг остановился.
- Собрался куда-то? – сонно проговорила Тир после долгого зевка.
- Не знаю. Не спится просто. – Ответил менестрель, но какая-то грусть скользнула в его голосе.
- Все ясно. – Сказала девушка и вздохнула. Ей и вправду было все ясно. И от этого ничуть не легче. - Пойми, - продолжила она, - Всем плевать на твое самопожертвование и на твои героические поступки ради чего-нибудь. Людям это нравятся. Но они это не ценят. Тебе поаплодируют, быть может, дама на подъеме чувств пригласит тебя на чашечку кофе. Или подарит поцелуй. Кто-то будет тебе какое-то время сильно благодарен. И все. Не думай, что из-за твоей глупой услуги, тебе только повредившей, кто-то будет способен на такой же поступок. Перед тобой вежливо извиняться и еще более вежливо пошлют. Ссылаясь на работу, семью, и нехватку времени. И тебе не в чем будет их упрекнуть. Для них это и вправду важнее. А что важнее для тебя? Неужто эти, которые никогда не отплатят тебе взаимностью твои жертвы? – она умолка, ожидая ответа менестреля.
- Ты, права Тир. Приходится и нам меняться. Нам…. Мне. Хотя и так уже изменился. Но, знаешь, все-таки есть один человек, который ценит и дорожит мной, и все жертвы…
- Ради нее напрасны, менестрель, - Она наконец села, придерживая одеяло на груди, - пойми, то, что она любит тебя, ничего не значит. Плевать она хотела на твою готовность пожертвовать всем ради нее. Она никогда не отплатит тебе тем же.
- Нет… Не так все…
- А как? Она такой же человек. У нее такие же дела. И ты в мире один такой сумасшедший. Знаешь, никто тебе не отплатит тем же. Никто. И всем плевать. Ты можешь любить – твое право. Но обрести счастье в любви… Никогда. А меняться ты не станешь. Я уж тебя знаю.
- Посмотрим. – Сказал менестрель, откидываясь назад. Тир вздохнула, отпустила одеяло, мягко проведя ладонью по его волосам. Оба: и менестрель, и муза молчали. Им и не нужны были слова. Они и так знали друг о друге все.

@музыка: Никакой

@настроение: Устало-апатичное

@темы: Функция, Тир

Silver foxtrot

главная